da_pensioner (da_pensioner) wrote,
da_pensioner
da_pensioner

Тоска человека

Оригинал взят у filin7 в Тоска человека
borschtrussian

-- Это моя зарисовка, изображает русскую тоску человека.

По своему жаркому и нашумевшему опыту жизни в США на Брайтон-Бич я могу судить о многих предпочтениях местной публики, включая вожделения. Есть некий скрытый элемент у русскоязычной братии либо "комьюнити", о котором предпочитают вслух молчать и что препарируют лишь многочисленные психиатры на допросах многочисленных иммигрантов, "наших людей", и тут речь о ностальгии, тоске по бывшей родине. Поскольку, повторюсь, тема закрытая (даже в какой-то степени неприличная), можно о ней скользко порассуждать. -- Я называю такую хворь "русской", разумеется, применительно к упомянутой общине.
Многие при взгляде на место, на этот самый Брайтон и в состоянии туриста недоумевают: где община? в чём она? кто все эти люди? -- Потом туристу попадается в длинном ряду понятная вывеска и он от радости скакчет, вскрикивая: "По-русски! По-русски!" -- размахивая фотоаппаратом и чуть не раня мне при том голову. Затем туристы из какого-нибудь Тамбова или Владика начинают узнавать лица "советских евреев", которые помнят по советским же кинофильмам, а некоторые догадываются, что попадающиеся тут и там лица славянской и кавказской внешности не такие же туристы, а именно местные из тесной семьи. Я туристов наблюдаю часто, однако столь же часто мне присылают ссылки на фоторепортажи побывавших россиян, живописующих Брайтон в рамках штампа. Они называют это место совковым отстоем, гетто или островком СССР, что меня каждый раз по-разному веселит.
На самом деле это никакая не община, просто, место компактного проживания... Что же людей при том еденит? Вот о том и речь, выходящая далеко за рамки. Моя вернейшая теория на этот счёт такова.

Иммигрантов из бывшего и нынешнего СССР собирает в группы пищевая ностальгия.

Звучит, может, унизительно, не спорю, ведь о возвышенной печали принято слагать поэмы, о тоске по Родине и покинутому дому... -- Всё банальней на деле. Есть тоска по русской еде, и там, где кормят "как положено", люди и селятся. Разумеется при том, что пищевая культура тут смыкается с национальной и даже интернациональной, как это действительно в СССР старого образца провозглашалось. Так, на Брайтоне есть и узбекская кухня, и грузинская, и молдавская вплоть до объединяющей всё искомой русской. Занятые на работе покупают еду и полуфабрикаты с продуктами в гастрономах и лавках, им некогда готовить. События отмечают в соответствующих ресторанах с русскими поварами, а пенсионеры нанимают брайтончан для ухода и "русской" готовки.
 Впрочем, описанное не бог весть из разряда чего, ведь это понятно, что у каждого из взрослых свои кулинарные предпочтения, у семей переселенцев традиции застолья и т.д., и поэтому Америка есть страна высокой культуры поедания, это страна иммигрантов, привнесших палитру в свои краски. При том, русские ностальгирующие не концентрируются именно в Нью-Йорке, их много собирается в группки вокруг разбросанных тут и там ... русских продмагов. А где собираются, там и селятся.

Такой штрих характерый. Русские на Брайтоне в соседстве не здороваются. Живут в одном билдинге в шесть этажей сотни русскоязычных. Они могут вас поблагодарить, если вы им придержите дверь в лифт или лобби. Но они не приветствуют друг друга. Им этого общежития хватило "там" ещё. Они уже все сэры и мадамы, а ты пред ними как бы несословный. При том многие подозревают, что встречный дольше него в Америке, а дедовщина страшна. Зачем же вы тогда в одном доме? Что, так теплее? Я лично живу в таком билдинге, первый этаж которого с угла занимает кафе "VOLNA" -- это название говорящее за себя и за меня.

Собственно, я не отрицаю такой опасный синдром, как ностальгию (пусть его и не испытываю в классическом понимании), однако подчёркиваю подлинную природу явления, пусть она и принижает их благородия. Желание питаться так, как желает твой организм с желудком -- вот один из мотивов неуёмной страсти. Я бы сказал чуть в ином ключе: пищевое насилие является одним из самых страшных для человека. Так, прилетевший в Америку "наш человек" может считать по ошибке, что от всего русского надо держаться подальше, мол, так скорее адаптируешься. Однако нутро бунтует, а мозг вскипает от неустройства. Такой горемыка не знает, в чём тут дело и пеняет на общую ностальгию, пьёт тонны лекарств -- друпал -- и проходит терапию трудом. А потом он замечает, что американцы-старожилы не едят мясные субпродукты и ужасается.

Однажды, будучи в стране лишь третий месяц, я сопровождал своего русского босса в автопоездке до Майями, через всё восточное побережье континента. Босс в Майями ремонтировал гостиницу (русские держали этаж оной), а я расписывал там витраж. Он собирал в вагончик краски, всякие инструменты, пластик и рамы. И каждый раз он закупал на Брайтоне малый бочонок солёной селёдки, а уже к ночи перед выездом мы проезжали русскую пекарню на Макдоналд'с Авеню, где  босс брал два кирпичика свежего хлеба. Я поначалу недоумевал, зачем это. Потом я стал подозревать, что в рассол этот тип прячет какие-то непроницаемые пакеты с недозволенным, а в буханки хлеба так вообще -- наркотики. Поэтому когда нас останавливала полиция в какой-нибудь Каролине, я с ужасом вжимался в кресло. Мне всегда светили в лицо фонариком и переспрашивали, насколько мне "окей". А всё оказалось проще. У босса в Майями жил свояк, который жестоко ностальгировал по русской еде. Когда парень брал в руки бочонок, то плакал (это я уже по памяти пишу), а отведав хлеба под французский коньяк с лимонами, веселел и был готов к новым приключеньям.

Сейчас, полагаю, времена стали полегче и в той же Флориде я не так давно гулял в полноценном русском ресторане под соответствующую музыку. И это было не "как в России", а как "у нас на Брайтоне".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments