da_pensioner (da_pensioner) wrote,
da_pensioner
da_pensioner

Китайские сомнения (1)

Оригинал взят у el_murid в Китайские сомнения (1)

Опальный Бо Силай пошел на десерт. После процесса над его женой, над начальником полиции Чунцина, после того, как стартовали суды над людьми Бо Силая - пришла очередь и него самого. "Синьхуа" сообщает о том, что экс-политику предъявят обвинения в коррупции и превышении полномочий. Естественно, последует и исключение из партии.


В свирепой и скорой расправе над группой Бо нет ничего необычного - вполне тривиальная борьба за власть, к тому же вполне цивилизованная по китайским меркам. Несмотря на предельно жесткие приговоры, которые выносятся её представителям, скорее всего, им в итоге сохранят жизнь, а позже могут даже тихо помиловать и отправить доживать свой век в безвестности.

Однако сама по себе расправа именно над группой Бо Силая может говорить о том, что китайское руководство, осознавая опасности будущего этапа развития, предпочло максимально консервативный сценарий планирования своих действий. Китай попадает в крайне сложную ситуацию со своей экспортоориентированной экономикой в условиях кризиса, а тем более в обстановке начавшейся подготовки к будущей глобальной войне. Он не может - да и не сможет никогда - переориентировать свою экономику на внутреннее потребление. Для этого он слишком ресурсозависим и не может использовать советский опыт автаркичного развития.

Из всех ведущих стран как раз Китай оказывается наиболее уязвимым перед разворачивающимся сценарием мирового кризиса с последующей мировой войной. Он одинаково критично зависит как от поставок сырья, так и от существования рынков сбыта. Именно поэтому он не может примкнуть ни к одной из создающихся коалиций - поражение одной из них одинаково губительно для выбранной им модели развития.

Политика Китая традиционно рассматривается, как нечто трудно поддающееся пониманию, дескать Китай — это настолько инопланетно, что нужно быть китайцем, чтобы понимать его философские принципы. Видимо, это так. Однако. Маленькое и сугубо личное отступление. Мне очень не нравится, когда меня называют «специалистом» по Ближнему Востоку. Это, конечно, не так. Мне интересны события с точки зрения социодинамики.

Есть такая наука — термодинамика. Как и всякая наука, она формулирует законы, которым подчиняется исследуемый ею объект. Термодинамика изучает процессы, происходящие в системах с огромным количеством хаотически движущихся частиц. И все эти бесчисленные триллиарды молекул, несмотря на то, что каждая из них ведет себя абсолютно случайным образом, тем не менее, подчиняются началам термодинамики. Социальные системы, по сути — те же хаотически движущиеся частицы-люди. Единственное и главное отличие их от молекул — они обладают свободой воли. И уже поэтому значительно усложняют законы, которыми описываются модели их поведения.

Тем не менее, очень и очень многое совпадает и аналогизируется. Если отождествить меру социального страдания людей с термодинамической энтропией — мерой хаотичности (неупорядоченности), если термодинамическую величину температуру совместить с некой социальной температурой общества, если термодинамическую величину внутреннюю энергию представить как пассионарность народных масс — то можно понять, что во многом поведение масс людей описывается теми самыми законами термодинамики — однако с поправкой на ту самую божественную свободу воли. Именно она и вносит значительную неопределенность в рассматриваемые процессы.

Вот мне интересна именно эта сторона событий — её социодинамическая модель. Поэтому я зачастую ошибаюсь, делаю неверные — а иногда и верные выводы. Любая модель — лишь частичное отражение происходящих процессов и уже поэтому неспособна полностью описать их. И тем более, точно спрогнозировать.

Именно поэтому с этой точки зрения я и хотел бы рассмотреть общую политику Китая на нынешнем во многом переломном этапе. Для термодинамической системы нынешнее состояние мира можно было бы представить как фазовый переход — когда система скачкообразно переходит в принципиально иное состояние. Мы сегодня, как вода в пробирке, уже нагреты до 100 градусов, но пока еще накапливаем энергию для перехода в другое состояние. Накопим — перейдем. Не накопим — вернемся обратно.

Примерно определившись с системой координат, можно закончить это сугубо личное отступление.

Китай, существующий тысячи лет, и являющийся одной из древнейших сохранившихся цивилизаций, выжил исключительно за счет своей глубокой консервативности — и уже поэтому задолго до ваххабитов-единобожников испытывал крайне отрицательное — и даже враждебное — отношение к бид'а — новшествам. Страшное китайское проклятие «Жить тебе в эпоху перемен» при всей его анекдотичности несет в себе суть этой цивилизации.

Поставленный перед необходимостью выживать в резко меняющемся мире Китай выбрал стратегию Дэнсяопина — и на мой взгляд, совершил критическую и катастрофическую ошибку. Пока она неочевидна — но как раз китайцы, похоже, её углядели. И пока не очень понимают, что делать.

Дело в том, что став сборочным цехом мировой экономики — но при этом оставаясь зависимым от внешних источников критически важных ресурсов — Китай попал в уникальную ситуацию, когда он способен существовать лишь в условиях неизменности существующего миропорядка. Крушение этого миропорядка при любом его итоге приведет к крушению модели развития Китая. Поясню.

Нынешний мировой кризис — это все тот же старый добрый кризис перепроизводства, который был переведен в хроническую стадию и сглажен крушением вовремя почившего СССР. За счет этого рынок сумел расшириться географически до границ земного шара. После чего вновь уперся в тупик. Кредитный характер экономики не позволяет экономике остановиться — проценты нужно платить, поэтому рынок должен расширяться — или перескакивать из одного технологического уклада в другой все более быстрыми темпами. Переход из одного уклада в другой дает возможность существенно снижать издержки за счет новых технологий — после чего новые технологии с еще большей скоростью переполняют рынок уже новой продукцией. Кому интересно — может взглянуть на ситуацию с компьютерной техникой — от персональных компьютеров мы уже проскочили до мобильных устройств, когда Эппл за неделю продает миллионы своих устройств. В то же самое время продажи компьютеров еще лет 20 назад имели такие объемы продаж за гораздо более продолжительное время. В итоге нужно изобретать новые гаджеты, новые формфакторы, менять модели — и чаще, быстрее, дороже — иначе смерть. Понятно, что точка, в которой физически будет уже невозможно продолжать этот процесс, наступит очень скоро.

В общем, экономисты имеют массу объяснений происходящему — тем не менее, вывод из всего следует один. Пока еще человечество ни разу не смогло преодолеть подобный кризис иначе, чем через глобальный конфликт. Война хороша тем, что решает две принципиальные задачи — деструктурирует произведенный ранее продукт (все эти здания, сооружения, инфраструктуру, дико дорогие вооружения), тем самым фактически расчищая заново будущую строительную площадку и освобождая рынок для новых товаров. Второй бонус — это резкое снижение социальных стандартов, удешевление рабочей силы. Немец, получающий на конвейере Мерседеса 3 тысячи евро и полный соцпакет, и немец, работающий там же за еду — это принципиально разная ситуация для производителя.

Правда, при этом немец, работающий за еду, является плохим потребителем — и потихоньку приходится поднимать зарплату, стимулировать его мелкими потребительскими кредитами — и все начинается сначала.

Есть и третье решение, которое находится именно на пути глобального конфликта — обнуление прежних долгов и создание новых. Должниками становятся те, кто вступил в войну первыми, кредиторами — те, кто сумел на ней заработать.

Так вот, для Китая подобное решение охватившего весь мир кризиса является катастрофой при любом исходе. Китай, будучи экспортоориентированным, во время глобального конфликта лишается рынков сбыта — кому нужны айфоны во время войны? Но и заработать на войне он тоже не может — у него нет сырья. Он способен наковать оружие в любых мыслимых количествах и продать его всем воюющим сторонам — но без доступа к сырью физически неспособен на это. А заработать на войне есть желающие и без него. И в первую очередь — США. У них как раз с ресурсами все полный окей. И с технологиями. И с военной промышленностью — тоже.

Становиться стороной конфликта и входить в одну из формирующихся коалиций Китаю невыгодно — и даже губительно. Войдя в союз с Россией и Ираном — он лишается рынков сбыта, которые находятся в странах противостоящей коалиции. Противостоя Ирану и России — а также иным странам, которые неизбежно будет вынуждены противостоять идущим напролом развитым странам-банкротам — Китай лишается доступа к сырьевым ресурсам, лишается возможности зарабатывать на войне, и превращается в поставщика людских ресурсов — больше бросить на алтарь войны ему нечего.

Ну, а при любом развитии событий все накопленные американские долги превращаются в пыль — и поэтому Китай выйдет из войны нищим и обескровленным. Даже если примет сторону победителей.

Собственно говоря — именно поэтому внешняя политика Китая сегодня столь невнятна, именно поэтому он обозначает лишь один-единственный свой приоритет. Существующее статус-кво — вот его приоритет. Других нет. Во всяком случае — пока не сформулированы.

Предполагать, что китайское руководство не понимает эту сложную ситуацию, нелепо. Поэтому интересно прикинуть, что именно оно может предпринять — как в текущем времени, так и на более долгосрочную перспективу. И как раз жесткая зачистка группы Бо Силая, как мне кажется, дает определенные намеки на этот ответ. 8 ноября КПК будет вынуждена отвечать на вызов. И ответов у нее, по сути, всего лишь два.

(окончание следует)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments